Храм святителя Иннокентия, митрополита Московского в Бескудникове

Подворье Патриарха Московского и всея Руси в городе Москве

Храм святителя Иннокентия, митрополита Московского в Бескудникове. Подворье Патриарха Московского и всея Руси в городе Москве

На главную страницу
Вверх

Жизнь в приходской общине
Беседа с настоятелем нашего храма иереем Михаилом Михайловым

«Где двое или трое собраны во имя Мое,
там и Я посреди них» (Мф. 18.20)

- Батюшка, что такое приход и община? Есть ли разница между этими понятиями?

- Приходом является храм, а также территория, которая примыкает к храму. В то же время это и та общность людей, которые ходят в данный храм. Если мы откроем воспоминания старого духовенства, то узнаем, что приход, община которого была не очень состоятельной, также не являлся богатым. Приход и община – это совершенно неразделимые понятия. Обращаясь к опыту Церквей за границей, я могу сказать так: там, где Православная вера является государственной религией, как в Греции, на Кипре, в Болгарии, Финляндии, люди из общины четко приписаны к своему храму.

Прихожане храма святителя Иннокентия Московского в Бескудникове

- Известно, что в России до революции священник не мог просто пойти совершать требы к человеку из другого прихода? А какова современная практика?

- В Москве сохранилась такая добрая традиция. В том случае, если обращается человек из другого прихода, то к этому должно относиться, так скажем, с осторожностью. Почему? Приведем пример: все мы ходим к врачу. У нас есть поликлиника, к которой мы приписаны. И получается так, что мы чаще всего ходим именно к врачу из своей поликлиники; этот врач нас знает, нас лечит, помогает нам. И в духовном также. Если я прихожанин своего храма, то почему я должен ехать куда-то в другое место, к кому-то другому? Дело в том, что священники очень хорошо знают и прихожан своего храма, и своих духовных чад, и относятся к ним с большим пониманием. Допустим, я пришел освящать квартиру к человеку, которого я первый раз вижу. Конечно, я скажу ему поучительное слово на освящение квартиры, но вопрос в том, что это слово ему даст. Хорошо, если оно упадет на добрую почву, но я-то этого знать не буду. Мне хочется видеть этого человека потом, после освящения квартиры. Важно, чтобы этот человек освящал квартиру, не потому что это модно, потому что все освящают, а потому что это человек верующий, человек, который находится в лоне Матери Церкви.

- Расскажите, пожалуйста, о значении Евхаристии в жизни общины.

- Евхаристия – это величайшее чудо, которое даровал нам Господь, и больше этого чуда нет на земле. Чудо и то, что мы можем присутствовать во время совершения этого самого великого Таинства, такого великого, что мы подчас этого не осознаем. Священник, прежде чем совершать Литургию, не просто приуготовляет себя, не просто прочитывает молитвы, но он понимает, что будет соприкасаться с тем, что есть самое Великое на земле. На Евхаристии мы не просто молимся, не просто отрешаемся от всего мирского – мы в этот момент едины. Потому что Церковь Христова – именно в единении. Подчеркну, Евхаристия для всех нас является Великим Чудом, которого мы касаемся все вместе, и вместе становимся соучастниками этого великого Таинства.

Мало кто об этом знает, но когда приходской священник находится один в храме, он не может приступать к совершению Таинства Евхаристии. Потому что это молитва не только о том, чтобы Господь даровал нам Свою благодать и снисхождение Духа Святаго на Святые Дары, это и молитва о всех стоящих и молящихся. Исключение может быть сделано, только если этот священник инок, монах или имеет сугубое благочестие.

Настоятель протоиерей Михаил Михайлов

- Насколько важно прихожанам одного храма причащаться из единой Чаши? И как часто можно посещать богослужения в других храмах?

- Знаете, ходить, в частности, на престольные праздники в другие храмы – это старая московская традиция, очень хорошая. Но надо помнить, что у нас есть свой храм, где мы, причащаясь из единой Чаши, не просто объединяемся, не просто едины, но мы – община. Когда наша община живет, мы не разбредаемся. Вспомним, что Господь нас сравнивает с овцами. Кто видел, как пасется стадо овечек, тот помнит, что оно никуда не расходится, а идет за своим пастырем. А наш пастырь – это Сам Господь.

Господь нам дал великое Таинство – Священство. Не все понимают и осознают, что епископ, который ставит священника, имеет преемственность еще от апостолов и от Христа. Это чудо. И вот, этот священник, совершая Литургию в нашем храме, причащает нас из общей Чаши. Когда мы эту общую Чашу приемлем, мы становимся едиными во Христе. Не просто на словах, не просто каким-то своим деянием, а по нашей молитвенной жизни. Господь сказал: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них» (Мф. 18.20). Так и есть. Когда мы причащаемся здесь, в нашем храме, мы получаем еще большую силу любви к нашему ближнему.

Давайте приведем пример. Мы все ходим в гости, где мы можем сытно покушать, где нас могут очень хорошо принять, но дома-то и черный хлебушек нам кажется подчас пряником. Так что когда наш храм становится родным домом, то и Причастие для нас становится важнее получить именно здесь.

Приведу еще один пример. К о. Николаю Гурьянову приехали прихожане одного из московских храмов и сразу ринулись к нему на исповедь. Батюшка на них посмотрел, глянул чуть подальше и говорит: «А кто это там, вдалеке стоит?» – «Это батюшка, который с нами приехал». – «А что вы ко мне прибежали? Он ваши невзгоды, ваши грехи и ваши все печали лучше меня знает. Он ваш врач, вот у него и исповедайтесь». Причастие, конечно, они там приняли, их батюшка допустил.

Немного отходя от нашей темы, вспомним, что у нас подчас бывает. Заходит в храм незнакомый нам священник, стоит, допустим, молится. И мы все к нему бежим, забывая о том, что у нас есть свои пастыри, которые о нас радеют. Я очень много езжу по монастырям, по храмам, у меня очень много знакомых, и я прекрасно знаю, что когда приезжаешь в тот же Дивеевский монастырь, то дивеевская монахиня не подойдет ко мне за благословением и будет стоять молиться. Только если я иду вместе с духовником обители, ко мне, может быть, подойдут. Я приезжаю в другой монастырь, и братия возьмет благословение у наместника, а если он благословит, то у меня. В этом сказывается послушание и любовь к своему родному храму, своему второму дому.

Труженицы у подсвечника

- Как поступать, если духовник находится в другом храме?

- В этом нет ничего страшного, вот у меня духовник тоже служит в другом храме, не здесь. У него всегда можно исповедоваться, а если он благословит, то и принять Святых Христовых Таин. Я думаю, что если есть желание принять Причастие в храме у духовника, то в этом греха никакого нет и это очень хорошо. Но если духовник благословляет какое-то послушание в храме, куда ходишь, то в любом случае нужно подойти к настоятелю и спросить благословение на исполнение этого послушания. Я думаю, что нормальный духовник никогда против воли Церкви ничего не посоветует.

- Какое у человека должно быть правильное отношение к участию в приходской деятельности?

- Приходская деятельность – это не только молитва, не только приход в храм, подчас это и тяжелая работа. К сожалению, в нашем храме не так давно было такое, что ко мне обратилась староста: «Батюшка, приходят люди, сделают какую-то малую работу, но при этом говорят: вот, давайте, наши записки читайте во славу Божию». Мы их почитаем, не в этом дело, но как будет реагировать совесть у этих людей? Ведь мы помогаем храму не для того, чтобы иметь какую-то награду, те же записки. Тогда это не будет помощью, а будет работой за то, что мне что-то сделают. Почему же нам тяжело прийти и вынести ведро воды? Почему нам тяжело прийти и просто помыть полы?

Приходская жизнь не складывается только лишь из богослужения. Очень много трудов и у старост, у настоятелей, у духовенства, у всех, кто трудится и проводит в храме все дни. Труды эти настолько велики, но и настолько нам подчас не видимы, что, кажется, стоит батюшка, просто кадилом машет и по книжке «паки и паки» говорит. Или пришла бабушка, постояла у подсвечника и тоже домой ушла.

А то, что батюшка готовится ко дню службы, что потом он еще ходит по городу, по району, чтобы помочь людям, а потом он еще выслушивает многие и многие наши проблемы, переживает за весь приход, – это многие ли понимают?

И что эта бабушка около подсвечника пришла не к восьми часам утра, а к шести, и что уйдет она тоже в шесть вечера, все это время будет мыть и надраивать? Когда будет понимание этого, сочувствие, когда мы все это осознаем, все сложится по-другому, храм станет для нас вторым домом, и к тем, кто труждается, относиться мы будем по-иному.

- Батюшка, каким Вы видите наш приход свт. Иннокентия Московского в будущем? Что бы Вы пожелали всем прихожанам?

- У меня очень большое желание, чтобы наш приход не просто, укрепляясь, возрастал, но чтобы становился и более грамотным духовно. Когда мы только начали служить, я был с докладом у владыки Арсения, архиепископа Истринского. Владыку всегда заботит, какие люди на приходе, поэтому он поинтересовался этим. Я ответил: «Владыка, пока сложно. Люди разные». Сейчас, спустя уже почти три года, я вижу, что приход изменился: многие переехали из других районов, кто-то пришел из других храмов, но самое главное, что люди стали едиными. Я вижу, что у нас в храме святителя Иннокентия сложилась община, очень хорошая, добрая община.

Очень и очень радостно, что наш храм, названный в честь великого миссионера Русской Православной Церкви, несет свое миссионерское служение. Так здорово, что сегодня причащаются не только взрослые, как было раньше, но и огромное количество детей. Для священника все это является огромнейшей радостью. Я надеюсь, что наш приход будет расти и в количестве, и духовно, и наше духовенство к этому приложит как можно больше усилий.

Беседовала Елена Миронова
Январь 2008 г.