Храм святителя Иннокентия, митрополита Московского в Бескудникове

Подворье Патриарха Московского и всея Руси в городе Москве

Храм святителя Иннокентия, митрополита Московского в Бескудникове. Подворье Патриарха Московского и всея Руси в городе Москве

На главную страницу
Вверх

Беседа с регентом праздничного хора храма святителя Иннокентия, митрополита Московского в Бескудникове Любовью Федоровной Хайницкой

«Воспою Господеви в животе моем, пою Богу моему, дондеже есмь»
Пс. 103, 14

Богослужение Православной Церкви невозможно представить без песнопений. Множество возвышенных поэтических творений оставили Церкви ее святые. Приобщиться к этому богатству может каждый, кто станет внимать словам молитв, звучащим из уст хора. Богослужебное пение – это живой учебник истин Православной веры, это простая и понятная проповедь слова Божия. Пение является не только формой молитвенного устремления к Богу, пение также роднит людей, дарует особую радость единения членам Церкви Христовой.
Таким образом, служение тех, кто поет в храме, и, конечно же, служение регента церковного хора, очень высоко, и является нелегким трудом. Необходимо петь так, чтобы своим ясным и благообразным пением привлекать молящихся к Богу. Огромное значение в этом имеет мастерство руководителя церковного хора – регента, который должен не только обладать профессионализмом, но и осознавать, что его послушание не просто работа, но и служение Богу, Церкви, людям.
О клиросном пении, о трудностях и радостях своего служения нам рассказала регент праздничного, правого хора храма святителя Иннокентия Любовь Федоровна Хайницкая.

Любовь Фёдоровна Хайницкая- Любовь Федоровна, расскажите, пожалуйста, о том, как Вы пришли на клирос?
- В детстве я занималась иным видом творчества: несмотря на то, что папа мечтал купить мне скрипку, я с 7-ми лет занималась в танцевальном кружке и 10 лет солисткой танцевала на сцене. Уже потом, воцерковившись, когда Господь по Своей великой милости привел меня в Церковь, у меня появилось огромное желание быть все время в храме и чем-то послужить Богу. Это было не просто, так как тогда у меня на руках была лежачая больная мама. Вскоре Господь сподобил меня потрудиться псаломщицей в храме иконы Божией Матери Знамение в Ховрине, рядом с которым жила. До этого я никогда не пела и не читала, но моя душа горела желанием всему научиться, поэтому с Божией помощью постепенно я стала осваивать это мастерство. Я читала шестопсалмие, каноны на утрени, часы. Очень много тренировалась дома, отмечала в книгах ударные слоги; заранее приходила в храм, смотрела, какие каноны должна читать на утрени, делала закладки, параллельно привыкая к церковнославянскому языку и изучая Богослужебный устав. Ощущение благодарности к Богу меня не покидает до сих пор, ведь без Его помощи и благодати я бы не справилась. Затем был период в моей жизни, когда я регентовала в Заиконоспасском монастыре.
- А затем Вы оказались в храме святителя Николая у Соломенной сторожки?
- Да, наконец, Господь привел меня в храм святителя Николая к нашему батюшке Михаилу. В этом храме я регентовала на будничных службах и вместе с приходом разделяла восторг и ликование от постепенного преображения и строительства храма. Вместе радовались тому, каким храм стал сияющим, наполненным благолепием, как засиял новый иконостас. Помню, мне всем хотелось рассказывать, какой у нас стал необыкновенно красивый храм.
- Что Вам особенно дорого из воспоминаний о первых службах в храме святителя Иннокентия?
- Во-первых, я была необыкновенно счастлива, когда настоятель о. Михаил благословил, доверил мне послушание вести праздничный хор в храме святителя Иннокентия. Я не ожидала такой великой милости от Бога. В первую очередь вспоминается сильная сплоченность всех. Вспоминается, с какой радостью все ждали завершения строительства, ждали, что храм заживет полноценной жизнью, будет Божественная литургия, Причастие, что будет всегда многолюдно, и будут возноситься благодарственные молитвы Богу.
В храме святителя Иннокентия мы все переживали холодные зимы, так как не было отопления. Нас тогда, всех вместе, со священством, называли «челюскинцами». Сейчас же в храме также прекрасно, как и в храме святителя Николая. Эти два храма мне очень дороги.
- На сегодняшний день Вы регентуете как в храме святителя Иннокентия, так и в храме святителя Николая?
- Да, с тем отличием, что по воскресным и праздничным дням я регентую в храме святителя Иннокентия, а по будням – в храме святителя Николая. Причем на праздничные службы собирается 8-9 человек, а по будним дням поет 3 человека. Со многими из певчих нас связывают годы, они стали мне как родные, но дороги мне все, хоть все и абсолютно разные. Молодые ребята, как правило, меняются, в основном, они студенты.
- А где они учатся?
- В данный момент у нас в хоре несколько студентов, это учащиеся РАМ им. Гнесиных, Московской Консерватории им. П.И. Чайковского, МГУКИ (Московский Государственный Университет Культуры и Искусств).
- Если кто-то уходит, каким образом Вы находите нового певчего?
- Иногда они сами приводят друг друга в храм на клирос. Но, хочу сказать, чем реже меняется состав хора, тем, несомненно, лучше для всех. Потому что когда приходит новый человек, приходится с ним, что называется, «обкатывать» произведения. На это нужно время, поэтому включение нового произведения в репертуар откладывается, соответственно, движение вперед тоже. Конечно, постоянный состав – это очень большое преимущество и для регента, и для самих певчих.
- Известно, что существуют разные голоса, или партии. Какой состав идеален для хора?
- Желательно, чтобы участвовали все основные партии, то есть сопрано, альт (женские голоса) и тенор, бас (мужские голоса).
- Какими данными, кроме голоса, необходимо обладать певчему?
- Певчий обязательно должен уметь петь по нотам, должен понимать, что своим пением в храме он славит Бога, а не свое «я». Должен честно отдавать свои знания, голос и мастерство до последней капли. Одним словом, он должен быть добросовестным.
- Бывает ли так, что человек поет великолепно, но не спевается с коллективом?
- Как правило, тот, который поет, как ему кажется, великолепно, уже считает себя звездой, и ему будет тесно у нас в коллективе, так как у нас звезд нет, их Господь от нас уводит.
- Насколько это послушание влияет на духовную жизнь неравнодушного певчего? Как Вы считаете, полезно ли это послушание для молодых ребят, до этого мало что знающих о храме, Церкви?
- Если у певчего есть искра Божия, а она есть у всех без сомнения, то постепенно, шаг за шагом, даже не замечая того, певчий преображается. Во-первых, у него появляется ответственность, налаживается дисциплина, появляется духовная скромность, которая украшает всех. Я считаю милостью Божией для ребят, что Господь приводит их петь в Церковь. Как бы дальше не сложилась их жизнь, они уже на правильном пути.
- Как правильно называть человека, который поет в церковном хоре: певчий, певец?
- Для меня певец - это что-то солидное на сцене в театре, а на клиросе – «птички певчие», славящие Бога. Правда, я их называю «рыбками». Они смеются, говорят, устроила аквариум. Вот так и живем.
- Перед началом песнопения регент берет в руки камертон и что делает он дальше?
- Да, регент с помощью камертона, специального прибора, издающего звук определённой высоты, указывает певчим ту высоту звуков, с которых они начинают своё пение. Регент негромко пропевает один или несколько звуков для настройки хора в тональности исполняемого песнопения.
- Почему голоса певчих, берущих одну и ту же ноту, так различаются между собой? От чего это зависит?
- Это различие зависит от тембра голоса, то есть его окраски, например, говорят: голос густой, мягкий, бархатный, густой, звенящий и так далее. Голоса с красивым тембром очень ценны и всегда заметны. Порой голос одного человека звучит как целый хор! Тембр также зависит от различных сочетаний обертонов.
- Как раз таким голосом, наверно, должен обладать певчий, исполняющий сольную партию в некоторых церковных песнопениях?
- Да, для некоторых песнопений нужен сольный голос, обладающий богатым тембром, умеющий твердо держать свою партию, украшающий службу.
- По какому принципу выбирается репертуар?
- Репертуар я обычно подбираю под состав, который собирается на службу. Под новеньких, которые знают твердо свою партию, без основных певчих. Иногда меняю репертуар за минуту до начала службы, а иногда во время службы, бывают разные на это причины.

Клирос храма святителя Иннокентия Московского

- Как Вы готовитесь к службе, просматриваете книги, делаете закладки?
- Да, перед службой я смотрю богослужебные указания в сборнике, и если праздничная служба, готовлю особенные праздничные песнопения.
- Кажется, что пение в церковном хоре – это неполная занятость, но почему, тем не менее, это непростой труд?
- Как правило, люди, поющие в церкви, имеют еще основную работу или учебу и практически не отдыхают, так как нет выходных, как у обычного человека, а при добросовестном пении, идет колоссальная затрата физических, душевных и умственных сил.
- Правда ли, что клирос - школа смирения?
- Да, пение в церкви - это школа смирения для всех. Нужно быть всегда в добром настроении, причем не играя, а именно жить этим, стойко принимая обиды, поражения, огорчения, делясь с ближними добротой, а не злобой, с раздражением. С любовью улаживать конфликты.
- В чем заключаются основные задачи регента? 
- Регент - это очень серьезное послушание. Для меня регент - это часовой на посту, который должен нести службу в любых условиях, при любом самочувствии, в любое время. Регент должен знать устав, поддерживать дисциплину, контролировать общность и согласованность звучания, следить за чистотой пения. Еще один немаловажный момент заключается в том, что регент не может себе позволить быть вялым и апатичным. Хороший тонус и доброе расположение духа – залог того, что и хор будет «тянуться» за своим руководителем, и наоборот. Поэтому важно, чтобы регент был всегда в форме, певческой, то есть «в голосе», и моральной.
- Наверно, не все, кто умеет петь, могут стать регентом?
- Да, многие люди, замечательно умея петь, зная устав, имея музыкальное образование, почему-то не могут регентовать. Но, надо сказать, ответственность у регента колоссальная и очень много искушений. Регенту, как никому другому из певчих, обстоятельства жизни все время напоминают: надо иметь смирение, терпение и любовь… Вокруг тебя и священнослужители, и алтарники, и прихожане: обо всех надо помнить и все на тебя смотрят: хор всегда на виду. Тратится колоссальная энергия на то, чтобы «держать хор», к каждому певчему находить подход, заботиться, чтобы на богослужение обязательно пришли все нужные певчие.

Певчие храма святителя Иннокентия Московского

- Подходят ли в храме люди с просьбой взять их на клирос?
- Очень часто подходят: и в храме святителя Иннокентия, и в храме святителя Николая. Многие из них потом пели в левом хоре. Но некоторые, обладая и голосом, и образованием, что удивительно, не смогли петь все равно. Дело в том, что церковному пению нужно какое-то время учиться, нужно учить гласы, это труд. Церковное пение настолько не похоже на все остальное, что петь, кроме того, что профессионально, необходимо и душой.
- Какие еще искушения подстерегают певчего?
- Самое серьезное искушение для певчего - это вознестись над ближним своим. Такого смиряет Господь. Настоящий профессионал, как мне кажется, должен уметь встроиться в хор, В противном случае он обречен на солирование у себя дома или на сцене.
- Как Вам помогает умение петь, может быть, в трудные минуты Вы вспоминаете слова молитв из богослужебных книг?
- Конечно, в трудные минуты, я, как и многие, читаю про себя «Живый в помощи…». Но в уме песнопения звучат все время, это очень радует и помогает. Кстати, многие богослужебные песнопения очень легко запоминаются: и мелодия, и слова, поэтому на службах в будние дни часто я слышу, что прихожане подпевают. Поэтому иной раз не хочется менять напев у полюбившегося песнопения.
- Какое Вы испытываете удовольствие от своего служения? Чем для Вас значимо Ваше послушание?
- Для меня это великая милость от Господа: трудиться в храме и прославлять имя Его святое; видеть, как наполняется наш храм множеством людей, стараться петь как можно лучше и молитвенней, что бы помогать прихожанам молиться вместе с нами.

Беседовала Елена Миронова
Ноябрь 2008 г.